Обзоры

СЛАВИЯ МАСЛО ЗЕРНО ШРОТ

 
Джек-пот на рапсе

08/11/2007

Западные страны резко увеличивают производство биотоплива, и это дает шанс украинским аграриям. Увеличивая посевы рапса, фермеры могут хорошо заработать на его экспорте

Владелец фермерского хозяйства «Рапсодия» в селе Струтинка Винницкой области Игорь Антоник в этом году засеял рапсом 340 гектаров и буквально сорвал на этом джек-пот. Цены на эту культуру взлетели до рекордных высот (500 долларов за тонну), и рентабельность составила более четырехсот процентов. Амбары опустели уже через две недели после сбора урожая — распродали подчистую. В «Рапсодии» еле нашли полведра семян для фотосъемки.

Рост прибыли ощутили на себе все работники этого сельскохозяйственного предприятия, от тракториста до агронома — их зарплата выросла вдвое. Даже те, кто просто сдает землю в аренду, тоже выиграли: Антоник сам поднял арендную плату за паи на 60%. Говорит, что результаты нынешнего сезона позволяют ему поделиться с теми, на чьей земле он заработал.

Объясняя удорожание рапса в Украине, рядовой украинский сельхозпредприниматель со знанием дела рассуждает о войне между корпорациями WJ и Cargill за масличный рынок Юго-Восточной Азии: «WJ располагает большинством крупнейших в этом регионе заводов по производству биодизеля и остро нуждается в сырье. Единственная страна, которая заявила в прошлом году, что может вдвое увеличить посевы рапса, — это Украина. Поэтому международные компании заключили контракты с нашими производителями на закупку  ста пятидесяти тысяч тонн рапса. А у нас — засуха. Например, на моих полях впервые за семь лет погибло  девяносто шесть гектаров ярового рапса. В этой ситуации Cargill стал скупать все сырье и взвинчивать цену. Стартовав с отметки  тысяча шестьсот гривен за тонну, через четыре дня цена уже достигла двух тысяч».

Мировые цены на растительное масло и семена масличных растут (несмотря на расширение объемов посевов) благодаря стремительному развитию альтернативной энергетики. За последние десять лет площадь посевов рапса на планете увеличилась в два раза и составляет 24 млн гектаров. По прогнозам ФАО, мировой продовольственной организации ООН, спрос на биотопливо в ближайшие три года вырастет на 170%. Евросоюз, который принял несколько директив по обязательному применению биодизеля и биоэтанола, ежегодно наращивает мощности по их производству. К концу 2007 года ЕС сможет производить 10,2 млн тонн биодизеля (в прошлом году мощности составляли 6,1 млн тонн).

Активное применение биотоплива вызвано удорожанием нефти (на прошлой неделе в Нью-Йорке установлен очередной ценовой рекорд — 95 долларов за баррель), зависимостью многих стран от импорта энергоносителей, и главное, истощением запасов минеральных видов топлива. По данным картеля ОПЕК, подтвержденные запасы нефти в мире составляют примерно 1,1 трлн баррелей. С учетом сегодняшних темпов добычи  их хватит всего на 45 лет. За счет бурно развивающихся азиатских стран через 15 лет потребление нефти в мире возрастет на 30 млн баррелей и достигнет 115 млн баррелей в день. Такая ситуация, наряду с ухудшением экологических показателей, заставляет все страны переходить на альтернативное топливо. Правильно расставив приоритеты, наша страна, имеющая мощный сельскохозяйственный потенциал, сможет компенсировать отсутствие собственных источников минеральных топлив и стать мощной сырьевой зоной.

Проще, чем самогон

Первыми в Украине производить биотопливо стали аграрии. Их подтолкнула к этому не забота об экологии, а нужда. «Когда в 2005 году цены на нефтепродукты, а следом за ними и на газ, резко выросли, я подумал о биодизеле. Лет десять назад прочел в газете, что на Западе горючее делают из рапса. Этой культурой, которая улучшает почву и выводит радионуклиды, европейцы предлагали засадить всю Чернобыльскую зону», — рассказывает Игорь Антоник. Он отправил своим знакомым в Германию факс с просьбой прислать информацию о технологии производства биодизеля и его применении. И вскоре получил ответ с координатами немецкой компании Lurgi — мирового лидера по технологиям производства биотоплива. После разговора по телефону представитель компании к удивлению фермера приехал к нему в Винницу.

Вместе с Lurgi Антоник стал вести переговоры с местными властями о реконструкции Винницкого масложирового комбината и производстве на его мощностях биодизеля (эту инициативу не поддержали, поскольку в 1998 году о внедрении инновационных технологий и производстве биотоплива всерьез не задумывались). Предприниматель познакомился с технологиями Lurgi, очень заинтересовался новым для Украины производством и уже готов был наладить небольшой цех у себя на ферме. «Представитель компании Lurgi спросил, считал ли я рентабельность. Я стал все просчитывать, и выяснил, что производить биотопливо абсолютно невыгодно. Тогда я заявил, что биодизельное топливо в Украине никогда применяться не будет. И ошибся», — вспоминает Антоник.

В конце 90−х действительно не было нужды производить биодизель, ведь обычный дизель стоил менее двух гривен за литр, почти на гривню дешевле своего природного заменителя (при ценах на семена рапса в 240–300 гривен за тонну). Но уже в 2004−м, когда цена дизтоплива на заправках уверенно перешагнула за отметку 2,50 гривни за литр, фермеры принялись экспериментировать. Игорь Антоник начал смешивать дизельное топливо с рапсовым маслом. Установил оптимальную пропорцию: 22% дизтоплива с добавлением рапсового масла при температуре 20 градусов Цельсия дает нужную консистенцию. Предварительно он очищал масло от фосфора, наливая в него воду и отстаивая несколько дней. Так предприниматель получил свой первый биодизель. На топливе собственного производства он провел всю посевную, придя к выводу, что биотопливо делать легче, чем самогон. Жители села боялись брать у Антоника в долг топливо — по их мнению, странная смесь непременно должна была повредить трактора.

Воодушевленный успехом, фермер стал расширять угодья под рапс. Эта культура нетипична для Украины, поэтому параллельно он занялся и селекцией семенного фонда, создав четыре новых сорта. Была разработана целая система оптимального выращивания этой культуры. На полях агрария по каждой культуре составлены таблицы с характеристиками почвы, необходимыми затратами на их удобрение и расчетные показатели урожая с гектара. Это дает возможность Антонику заранее знать, какую прибавку урожая он получит на каждую израсходованную гривню. Таким образом, фермер, подсчитал, что самую высокую рентабельность на рапсе он получит при урожайности 22 центнера с гектара. Далее, если увеличивать вложения в удобрения, урожайность будет расти, но доход на единицу площади падать. «С помощью своих графиков я увидел, что урожай, например, кукурузы сто двадцать центнеров с гектара на поле в пятьдесят шесть гектаров приносит  шестнадцать тысяч гривен убытков, — говорит Антоник. — В советское время за такие показатели давали Героя соцтруда. При урожайности тридцать пять центнеров с гектара на этом же поле я получу прибыль в  восемь тысяч гривен. Так мне звезда Героя нужна или прибыль?»

Расчеты фермера просты. Например, каждая почва имеет природный запас полезных элементов для выращивания той или иной культуры, так называемый коэффициент урожайности. Но земля все время истощается и ее нужно «подкармливать» минеральными удобрениями. Так вот, чем больше удобрений (в правильно вычисленной пропорции каждого компонента), тем выше урожайность, но вместе с тем и выше себестоимость каждого выращенного центнера зерна. Так вот фермер высчитал ту самую оптимальную точку инвестиций в урожай, при которых его прибыль будет максимальной.

Натуральное хозяйство

При таких ценах на масличные можно быть уверенными, что в будущем году их посевы в стране увеличатся в два-три раза. В Украине до четверти полей не распахивается. Из 27 млн гектаров пахотных земель пока лишь два процента засевается рапсом. Потенциально он может занять десятую часть всех пахотных земель (почти 2,5 млн гектаров) без ущерба для почвы и других культур. Применяя правильные технологии, можно получать до  шести миллионов тонн семян рапса (из них можно произвести около  двух миллионов тонн топлива — именно столько необходимо, чтобы обеспечить годовые потребности отечественного агропрома).

Замещение рапсом менее рентабельных культур маловероятно. При выращивании любой культуры нужно соблюдать севооборот. Посадить рапс на одном и том же поле можно только спустя три года, в противном случае фермер получит очень низкие урожаи и истощенную почву, на восстановление которой придется потратить немало средств. Только чередуя, например, рапс с пшеницей и соей, можно достичь оптимального баланса. Фермерские хозяйства, которые специализируются на выращивании рапса, закупают импортные семена. В отличие от отечественных они протравлены современными средствами защиты от вредителей, инкрустированы, то есть находятся в специальной оболочке, содержащей вещества, которые необходимы на начальной стадии роста растения. Требуется и специальная агротехника. Словом, для того чтобы добиться среднеевропейской урожайности в 40 центнеров с гектара, нужно вложить немало средств.

В отличие от выращивания «стратегического» сырья производство биотоплива в Украине еще не поставлено на массовую основу. Биодизель производят и сами же потребляют небольшие фермерские хозяйства или экспериментальные научные предприятия. Экспериментаторов вроде Антоника среди фермеров немного: рапс выращивать можно не везде (оптимально — на западе и в центре страны). Кроме того, производство биодизеля — хлопотное дело. Его необходимым компонентом является опасное вещество метанол, использовать которое можно только с разрешения Минэкологии. Мелкие хозяйства возиться с разрешениями не станут — им проще продать востребованное сырье. Даже в «Рапсодии» в этом году обошлись без собственного топлива — выгоднее было продать весь рапс. Впрочем, при дальнейшем удорожании минеральных топлив приоритеты для фермеров могут измениться.

Перспективы производства в стране конечного продукта и, соответственно, получения более высокой добавленной стоимости, пока туманны. «Вся привлекательность бизнеса на биотопливе основывается на прямых государственных дотациях, налоговых льготах и таможенной защите, — говорит заместитель генерального директора Украинской аграрной конфедерации Владимир Лапа. — А их у нас нет. Для того чтобы стимулировать создание крупных предприятий по переработке рапса, необходимо гарантировать инвестору наличие сырья». Сейчас более 90% выращиваемого рапса экспортируется. Поэтому государство, решив стимулировать производство биодизеля в Украине, скорее всего, поступит с рапсом так же как с подсолнечником — введет экспортную пошлину и ограничит вывоз сырья (за это ратует ассоциация «Укрпромолiя»). Это, в свою очередь, снизит внутренние цены, от чего пострадают сельхозпроизводители.

Принятый весной нынешнего года за основу законопроект «О развитии производства и потреблении биологического топлива», вероятно, будет пересмотрен. Документ имеет множество недостатков. В нем не предусмотрены механизмы контроля над соблюдением его положений, а значит, он носит рекомендательный характер. Закон предусматривает (в соответствии с европейской моделью) введение норм обязательного применения биодизеля в составе дизельного топлива: в 2008 году — до 1%, в 2015−м — до 8%. Главные функции, которые возлагаются на этот документ, — экономия минеральных топлив, снижение зависимости страны от импортируемых энергоносителей и снижение нагрузки на экологию.

В этих условиях Украине остается экспортировать семена или, что лучше, рапсовое масло. Ведь страна располагает значительными маслоэкстракционными мощностями. А поскольку рапс созревает на два месяца раньше, чем подсолнечник (который является основной масличной культурой для переработки), то им можно загрузить простаивающие в это время (июль-август) производства. «Украина оказалась в очень выгодном положении, она может стать одной из стран, которые будут получать наибольшую выгоду от мирового бума биотоплива, при этом не прилагая особых усилий», — считает научный сотрудник Института экономических исследований и политических консультаций Олег Нивьевский.

Нефтяники за все заплатят

Развитие производства биотоплива пока невозможно без налоговых льгот. Принятие директив по применению биотоплива в Европе — это результат усилий экологического лобби в Европарламенте. Бюджет ЕС может позволить финансировать эти программы, бюджет Украины — нет. Производство и применение биотоплива в странах европейского сообщества стало возможным и благодаря акцизной политике. Там акциз на нефтепродукты достигает 500 евро за тонну, в Украине — вдесятеро меньше. Себестоимость производства нефтепродуктов почти одинаковая, а розничная цена возрастает только за счет государственных сборов. «Для того чтобы производство биотоплива в Украине стало реальностью, нужно пересмотреть структуру ценообразования на нефтепродукты в сторону увеличения акциза. Эта мера непопулярная, так как не исключает повышения розничных цен для потребителей, но она экономически целесообразна. Тогда выгодно будет развивать прочие социальные и инновационные проекты. Именно из этих поступлений европейцы дотируют производство биотоплива», — отметил советник по инвестиционно-инновационным вопросам Винницкой облгосадминистрации Владислав Мормитко.

Вместе с тем в Европе процесс смешивания минерального и биологического топлива строго контролируется. Например, во Франции, на каждом нефтеперерабатывающем предприятии есть специальный служащий, который отслеживает добросовестность выполнения норм. В случае нарушения переработчик платит дополнительный налог или штраф. Но производители сами заинтересованы следовать предписаниям: на биотопливо начисляется вдвое меньший акциз, а в некоторых странах ЕС его нет вообще. Во Франции ставка этого сбора устанавливается исполнительной властью (а не законодательным органом, как в Украине), что позволяет оперативно реагировать на изменение рыночной ситуации.

Тем не менее биотопливо все еще не может конкурировать с минеральным по розничной цене. Так, например, в Германии дополнительные расходы водителей автомобилей в связи с обязательным пятипроцентным смешиванием биодизеля с дизтопливом составляют около миллиарда евро в год. По расчетам украинского Института экономических исследований и политических консультаций, даже при стопроцентной переработке растительного масла на биодизель (сегодня на эти нужды идет восемь процентов масла), биотопливом можно будет заместить лишь три процента мирового потребления нефти. Сегодня биодизель занимает только 0,2% мирового потребления транспортного топлива. Вместе с тем растущий спрос на зерновые и масличные культуры приводит и к росту цен на продовольственных рынках. По прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития, в ближайшие десять лет цены на продукты питания в мире вырастут на 20–50%.

Однако, по мнению представителя компании Lurgi в Украине Энвера Абляева, поиски альтернативных видов энергетики — путь, с которого свернуть уже нельзя. «Действительно есть проблема дефицита площадей под посевы зерновых и нехватки продовольственных запасов, — говорит он. — Но сейчас уже исследуются технологии производства биотоплива второго поколения. Многие компании интересуются производством биоэтанола из дешевого генно-модифицированного зерна, которое не используется в продовольственных целях». Если обычная пшеница стоит 300 долларов за тонну, то ГМО-пшеница — 40–50 долларов. Сейчас одна крупная нефтяная компания, которая работает на украинском рынке, намерена строить в Украине завод по производству биоэтанола. В качестве сырья она собирается использовать китайскую ГМО-пшеницу, а готовый продукт станет экспортировать в Европу.

Украина неизбежно будет вовлечена в производственный цикл биотоплива либо в качестве сырьевого игрока, либо в качестве производителя и потребителя. И в первом, и во втором случае первостепенной задачей является наращивание объемов посевов «топливных» культур и создание мощной сырьевой базы. По мнению экспертов, промышленное производство биотоплива в Украине будет налажено в ближайшие несколько лет. «Каменный век завершился не потому, что закончился камень. У нас нет другого пути, кроме разведывания новых источников энергии», — считает Владислав Мормитко.

"Эксперт Украина"

Главная | Новости | Обзоры | Карта сайта | Контакт
Rating All.BY Каталог TUT.BY Rambler's Top100