Обзоры

СЛАВИЯ МАСЛО ЗЕРНО ШРОТ

 
РОССИИ УГРОЖАЕТ ПРОДУКТОВЫЙ КРИЗИС

19/07/2007

На зерновом рынке неблагополучно. В июне всего за две недели цены на пшеницу выросли на 10%. Зерно продолжает дорожать, а вслед за ним по цепочке и все товары, в производстве которых оно используется, – начиная от муки и хлеба и заканчивая свининой (поскольку зерно – необходимый компонент комбикормов для свиней). Эта тенденция стала одной из главных причин давно не виданного в летние месяцы уровня инфляции – 1% в июне (в прошлом году за этот месяц набежало всего 0,3%). В правительстве уже всерьез опасаются не вписаться в 8%-ный лимит инфляции в этом году, а в регионах поговаривают о хлебных карточках.

О причинах подорожания зерна сказано уже немало и все как-то неутешительно. Непосредственным поводом для скачка цен стало обнародование Минсельхозом РФ видов на урожай-2007. Ввиду случившейся засухи зерновых в России будет собрано меньше, чем в прошлом году: 76 млн т против 78,4 миллиона. В принципе, не фатально. Но на рынке началась настоящая паника: цены пошли вверх, хотя в этот период года, в преддверии уборочной кампании, они этого делать не должны. Скажем, в прошлом году тонна пшеницы третьего класса в июне подешевела и стоила 3430 руб (667 грн) за тонну, а в нынешнем – подорожала до 5880 рублей (1160 грн). Дорожает мука и хлеб: в некоторых регионах он вырос в цене уже на 20%, а власти Петербурга рассматривают возможность введения продовольственных талонов или дотаций на хлеб для малоимущих граждан.

Министр сельского хозяйства Алексей Гордеев пытается успокоить рынок и общественность: "В стране есть ресурсы зерна, уже получены первые 10 млн т зерна нового урожая, есть государственный запас продовольственной пшеницы в объеме 1,5 млн т, поэтому никакого беспокойства и ажиотажа по поводу отсутствия предложений по зерну сегодня в стране не должно быть". Не должно быть, но есть. С чего бы?

Многие винят экспортеров: в стране засуха, а они уже успели отгрузить за бугор целых 13 млн т зерна из прошлогоднего урожая и намерены экспортировать 10 млн т из урожая нынешнего. Указывают при этом на Египет: там, дескать, резко увеличился спрос на зерно, и наши экспортеры тут же подсуетились. Вдобавок возросли транспортные расходы – это тоже отразилось на ценах. Да тут еще Украина в административном порядке ограничила экспорт зерна – фактически запретила его экспорт (поскольку там тоже неурожай случился). А России, которая, судя по триумфальным заявлениям Минсельхоза, заняла достойное место на мировом рынке зерна, – самой без Украины просто не прокормиться... Как бы то ни было, но получается, что все причины нашей зерновой паники находятся за границей.

Не все эксперты согласны с этим. Многие приходят к выводу, что причина все-таки внутренняя. Дело в отсутствии зернового баланса в стране. Наши нынешние 75 - 80 млн т не позволяют достичь стабильности на зерновом рынке. Да, Россия имеет возможность экспортировать порядка 10 млн т, но это в обрез. То есть в ситуации, когда урожай оказался немного меньше ожидаемого, мы уже говорим о возможности ограничения экспорта. Ни о каком стабильном положении на мировом рынке при таких раскладах не может быть и речи. Стыдно сказать, но во времена "неэффективного" советского земледелия РСФСР собирала 100 - 120 млн т зерна. Теперь же Гордеев назвал цифру в 100 млн т как ориентир, который пока остается где-то за облаками (наилучший результат последних лет - 88 млн т в 2002 году). Эксперты считают нормальным зерновым балансом уровень в 1 тонну зерна на человека в год (этого хватает и на фураж, и на переходящие запасы, и на экспорт). У нас же пока получается всего половина от этого уровня. Именно в недостаточном производстве зерна, возможно, и кроется основная причина нынешней паники на рынке. И доводы, что, дескать, излишки зерна приведут к обвалу цен и нерентабельности сельского хозяйства, звучат неубедительно. Пока же в условиях скачкообразного роста цен на зерно нерентабельным становится животноводство.

Впрочем, даже если Россия достигнет вожделенного зернового баланса, цены на хлеб уже вряд ли снизятся. Дело в том, что рост цен на зерно происходит в мировом масштабе. На это указывают сведения, приведенные в недавно опубликованном совместном докладе Всемирного банка и Всемирной продовольственной организации (ФАО). Во всем мире с момента сбора урожая прошлого года пшеница поднялась в цене на 43%. В настоящее время продолжается рост цен на зерно, кукурузу, молоко и другие продукты. Хуже всего в этой ситуации чувствуют себя бедные страны, импортирующие продовольствие, – в основном, страны Африки. Стремясь облегчить положение населения, правительства этих стран дотируют продовольственный импорт, что, однако, становится непосильным бременем для их бюджетов. По данным ФАО, в нынешнем году на закупки продуктов питания за рубежом развивающиеся страны будут вынуждены потратить на 10% больше средств, чем в прошлом. Их суммарный продовольственный импорт оценивается экспертами в $400 миллиардов. Трудно себе представить, что может случиться в мире, если пропасть между сытыми и голодными продолжит углубляться. Известно, что в начале этого года в Мексике уже произошел "голодный бунт", и эксперты опасаются мировой войны за выживание.

Причин у тенденции нехватки продовольствия в мире несколько. Во-первых, сказался климатический фактор: скажем, в Африке и Австралии случилась засуха, посерьезней нашей (например, в южноафриканском государстве Лесото выгорела половина посевов зерновых), а Великобританию, наоборот, затопило. Кроме того, растет спрос на продовольствие в богатеющих странах с быстрорастущей экономикой (в первую очередь, в Китае с его колоссальным населением). И, наконец, все большую популярность в мире приобретает биотопливо – горючее, произведенное из сельскохозяйственных культур. Оно постепенно "отвоевывает" посевные площади у дикой природы, а также у традиционного "пищевого" земледелия. Поэтому пища, произведенная из зерновых культур, видимо, уже никогда не будет дешевой – до тех пор, пока ее не научатся делать из синтетических материалов.

Утро.ru

Главная | Новости | Обзоры | Карта сайта | Контакт
Rating All.BY Каталог TUT.BY Rambler's Top100